?

Log in

No account? Create an account

Я вышла из храма с чувством исполненного долга, которого, вообще-то, у меня до того и не было. И вот улица нас резво повела вниз, ограничение по времени придавало дополнительное ускорение. Но мы решили, что 20-30 минут на посещение и дегустацию пивной легенды Аляски у нас есть. Это в мирной жизни 20-30 минут — не время, а турист за это время может совершить событие, остающееся в памяти так, будто оно длилось полдня. Каждое из таких двадцатиминутных событий.

Read more...Collapse )

И вот мы спустились с гор в цивилизацию, до отхода парохода было ещё часа два. Особых планов у нас не было, к магазинам мы относимся спокойно, то есть, пробегаем мимо без сожалений. И у каждого из нас было небольшое, скромное,  своё собственное потаённое желание. Я оказалась смелей, лучше представляла ситуацию и сказала, махнув рукой в неопределённость - нам туда! На самом деле, по моим прикидкам, в той стороне  должна была находиться русская православная церковь,  у кого-то прочитала, что её купол видно с верхней палубы, но я не увидела - с той поры уже построили перед ней никакую высотку федерального значения.
Решила, что будем отсюда идти в том направлении и до часу дня, если не дойдём, то разворачиваемся обратно и уже на обратном пути осуществляем секретное желание супруга - выпить местного пива в местном популярном баре.

центральная улица столицы Аляски
Read more...Collapse )

[reposted post] Новый редактор постов

Друзья, у нас отличные новости. Мы запускаем новый редактор записей. Кто-то из вас уже заметил, что ссылка на него появилась на странице создания записи у пользователей нового дизайна. Пока он виден только некоторым пользователям, но скоро станет доступен всем. 

Мы принципиально изменили подход к созданию поста. Основная идея в том, что пользователь во время написания поста сразу видит, как он будет выглядеть после публикации. 

Read more...Collapse )
Открывающиеся перспективы на север (первая) и на юг (вторая) на какое-то время выбили меня из рутины напрочь. И в тот момент поделиться восторгом было не с кем, супруг до этих отметок не дошёл. Несколько человек тоже задыхались от впечатлений, лишь издалека или при встрече на тропинке  взмахивая друг перед другом руками, непритворно ахая и ваувкая.





[Spoiler (click to open)]

Но перед теми видами была обязательная 4 километровая пешеходная прогулка (hiking) без колясок, великов или электромобилей. В милях это выглядело не так страшно - "всего" 2.5 мили.
Распрощавшись с последним оплотом цивилизации - центром для посетителей, мы вышли на свою тропу неизвестности.
В итоге, прогулки по местности  оформились  вот в такие загогулины



А по началу перед нами был вот этот  план, по которому всё казалось понятным и легко достижимым: все дорожки закольцованы и если не сходить с них, то обязательно вернёшься к знакомому месту.



Сейчас эта схема мне уже "привычна", а перед прогулкой я даже не представляла, что доберёмся до самой высоты и увидим аховые просторы.



На этом стенде, установленном прямо  "в диком лесу", обстоятельно и локанично обозначены основные сведения о месте, где мы находимся. Такие стенды, кроме информации, помогают чувствовать себя не брошеными на неизвестной тропинке на чужой горе.



Первым же делом нам попались загнутые деревья и скамейка, на которых мы решили посидеть и присмотреться к лесу. Основное дерево здесь - Пихта (ель) Ситкинская, дерево элегантное, стройное, рослое, с колючими иголками, и здесь, ближе к границе с альпийскими лугами, начинает танцы эльфов болиголов (hemllock).
Современный Джуно расположился в сердце "тропического" леса Тонгасс (Rainforest, Tongass) с пышной растительностью и красочными полевыми цветами. Это сочное, красивое, богатое и живородящее место давно было облюбовано людьми.
Доказанным считается, что люди живут здесь не менее 10 тысяч лет.  На Аляске есть тлинкиты, хайда, цимшиан, алеуты, алютик, юпик, инупиаты, атапаски, из них
тайгу Тонгасс своей давным давно считают тлинкиты и индейцы хайда.
Ранними поселенцами нашего времени  стали русские торговцы мехом и интернациональные шахтеры времён золотой лихорадки на Аляске. Это, определённо, были особого склада люди, рискнувшие прибыть в такие дебри и полюбить их.
Чтобы по-настоящему почувствовать Аляску, по ней надо походить пешком. Джуно может похвастаться более чем 250 милями пешеходных маршрутов всех уровней сложности в горах, лесах, на лугах, у горных расщелин, у развалин старых шахт.



Маленький пенёк с цифрой 19 выдаёт окультуренность леса и помогает ориентироваться на зелёном плане местности  (его фото в начале поста), которые  всегда фотографирую, если встречаю. И тогда никакие бумажки не нужны, хотя тоже не ленюсь иметь такие при себе.



Клубок дьявола (заманиха полосатая) - коварный колючий кустарник, который является проклятием любого, кто небрежно схватится за него, как за поручень при подъеме по склону.  Но  он здесь необходим,  глянцевые красные ягоды этого дьявола - корм для медведей, птиц и белок



Этот вечнозеленый лес - часть "горной лесной зоны",  невысокий горный болиголовов (тсуга канадская, сосна) перемежается с Ситкинской пихтой. Это последнее пятно, закрытое сенью горных лесов, дальше - субальпийская зона.
Здесь аккумулируются и выпадают  мощные тяжёлые снега. Постоянно есть угроза снежных лавин,  снег может не таять даже в летнее время.
Снег, в сочетании с частыми сильными ветрами, ограничивает рост деревьев чем выше над уровнем моря, тем сильнее. Некоторым их этих маленьких болиголовов  более ста лет. На вид это - небольшой лес, а на самом деле всё это может быть одним деревом, разросшимся, как щётка, от одного корня. Этакий лес клонов, в кронах которых сытно живут голубые сойки и белки.


Дорожки на выбор. А под направлениями - информационный листок о том, что здесь потерялась Шарон, которая  тут прогуливалась  в пятницу 23-го 2014. То есть, за неделю до нас.  Брр..



Информация о субальпийских лугах, до которых мы, наконец-то, добрели.
В течении значительной части года эти места покрыты толстыми снегами, под которыми выживают некоторые травы и вечнозелёные растения, распускаясь в сезон. Ну, нам эта история очень хорошо знакома по нашим зимам. Когда приходит время цвести, здесь всё бушует и пышет зеленью и жизнью.
Растут малина великолепная - salmonberry, бузина - elderberry, ольха- alder (tangle), ситкинская ива - sitka willow, анемона, северная герань, "оленья капуста", "шоколадная лилия", ядовитая чемерица..
Седой сурок (hoary marmot) живёт тут на правах хозяина, мы его не видели, а он нас скорее всего - да. Оказывается, они - родственники белкам.



Ветреница нарциссоцветковая (narcissus anemone) на горе Робертс (Mount Roberts or Roberts Peak is a 3,819 ft (1,164 m) на фоне горы Джамбо (Mt Jumbo, 3,337 ft), что на острове Дуглас (Douglas Island), входящий в архипелах островов, названных в честь российского царя Александра (The Alexander Archipelago). Остров отделён от материка виднеющимся сквозь кусты естественным каналом Гастино (Gastineau Channel), по которому и пришли наши круизные лайнеры. Канал постепенно становится мельче, так как всвязи с уменьшением нагрузки (таяние ледников в окрестностях) на литосферу его дно поднимается в среднем на 0,1-1,5 дюйма в год (0,25-3,75 см)! Интересно, что точно не понятно, откуда такое имя у канала-пролива, но может в честь Джона Гастино (1820-1885), английского инженера и землемера.



Видовая площадка. Она кажется большой, заметной, но лишь немного отойдёшь в сторону, как за плотными зарослями стланников она  уже неразличима





Не аборигены, однозначно.



"Здесь были.." имеется, теперь скорее опять вертеть головой!  Над нами и вершинами пролетает орёл.
Переводим взгляд под ноги - а там тоже красоты, ради которых в том числе сюда местные устроили дорожки для паломничества к природе.











Обнаружился стенд с рассказами о цветах и травах.










Традиционный информационный стенд и том, что отсюда обозреваешь и как оно было сформировано временем и ледниками. Всего около 20 тысяч лет назад здесь всё было покрыто толстыми ледниками, прорезающими себе путь вниз через горы, раскалывая скалы, волоча гигантские булыжники, сплющивая верхний слой земли своим весом. Установившееся 15 тысяч лет назад потепление постепенно уничтожало ледники, а в  этом месте ещё видны многие признаки и результаты его существования.



Отсюда видна "морская терраса", появившаяся, когда ледники отступили и земля фактически выросла, вздохнув в ответ.
Напротив нас южный берег острова Даглас, на плоской отмели террасы настроены улицы до основания гор - вся эта пологая часть когда-то была морским дном и основанием ледника. Здесь,  в разрыве между отмелью и откосом гор,  в отложениях ила, и сегодня находят древние ракушки на высоте до 500 футов (150 метров над уровнем воды) в горном склоне.
Во время нашего посещения не все вершины были видны, скрывались от нас под низкими облаками, это здесь хорошая погода. Обычно бывает хуже.



Гастино канал был когда-то гораздо глубже. Сейчас он заполнилнен остатками растаявших ледников, и этот процесс продолжается: тает ледник Менденхолл, что  на северо-западе, а талые воды тащат его содержимое в канал.
Этот процесс усложняет навигацию по мельчающему каналу и в сочетании с поднятием, может когда-нибудь сделать Дуглас больше не островом. Но, благодаря сытным стокам с гор, здесь много пищи для миллионов мигрирующих птиц и хороший питомник для молодых лосося, краба и многих других морских тварей.



Можно заметить, что большинство вершин округлые. Это работа того самого ледника Висконсин. Ледники действовали, как массивные листы наждачной бумагой, сглаживая поверхности, над которыми они протекали.
Если вершина горы была выше поверхности льда, то она  имеет подобие шеи - сглаженное кольцо, из которого бодро торчит острый рог, один из них так и называется -  "Хорн" - Horn - и виднеется справа от горы Джамбо,  на  Адмиралтейском острове. Он выше 4 000 футов (1.2 км). Гора Джуно высотой 3576 футов (1.07 км). По этим отметкам можно представить, какой была толщина  Висконсинского ледника.



Следы от каньонов и рек можно различать по форме их сечения. Реки оставляют после себя V-образные овраги и каньоны, а негибкие широкие основания ледников  вырезают широкие и плоские долины с крутыми стенками U-образной формы.
Вот и долина Золотого Ручья, она справа от наблюдателя за лесом, такая же, как и многие скругленные долины на Даглас острове. Да и сам Канал - также след давно  исчезнувшего ледника. И когда плоское дно такого каньона U-образной формы находится ниже уровня моря, то это называется фьордом.


В этом месте я шла уже одна, оставив супруга на каком-то камне у крутого подъёма на крутом повороте тропинки. Думала, минут на 15, но вернулась примерно через минут 40, там,  по этому серпантину нигде срезать не получилось, хотя по "карте" казалось, что можно.
Здесь не виден был ни город, ни горизонты, ни пролив, да и из людей какое-то время рядом был только этот дядечка, я боялась его потерять из виду, пока не поднялись на макушку.
Идти здесь было местами страшно - справа  из тающих слежалых ошмётков снега сочилась вода поперёк тропы, глина сразу теряла сцепление с подшвой, а слева, за кустарником, сразу начинался обрыв.







Тропу волонтёры горожане и прихожане церкви иезутов,  начали создавать аж в 1906 году. В  июне1908 года, после устройства 2.5 миль тропы, достигли вершины, в честь чего воздвигли деревянный крест. Сегодняшний крест - реплика взамен оригинального.
Название "Тропа отца Брауна" она получила в честь тогдашнего священника, автора идеи.
Кстати, и сегодня эта тропа содержится волонтёрами.



В тот момент не верилось, что мы тоже стоим на уровне нетаящих снегов.







Сухопутный  самолёт крошкой пролетает между вершинами и идёт на посадку.



Там,  справа от меня, за поворотом, виднеется взлётно-посадочная полоса традиционного аэропорта.



И опять - вверх, тропинка затягивает не только меня, хочется увидеть ещё больше, ещё дальше.



Вот уже и альпийские луга закончились, появились признаки тундры со снегом.



Под ногами - голые скальные  выступы. Всё, дальше уже не пойду.



Ещё минутка, ещё минутка.. Время остановилось при виде этого великолепия и осознания своей ничтожности на фоне вечности, которая, оказывается,  тоже не вечна  - совсем не вечна.









Отсюда по каналу пришли, сюда и уйдём, потом свернём направо и, обогнув Адмиралтейский остров, пройдём параллельно этому каналу  - на север, вплотную к Чилкат хребту.







Всё, вниз, вниз, уже бегом.



Вот уже ниже Креста. Кустарник густой и выше человеческого роста, легко можно спрятаться, но не охота, страшновато - кто да что в этих кустах может тебя ужалить?
Этот склон называется "луга сурков"
А ещё лет 60 назад здесь лежали нетающие снежные лепёхи.



Из местных зверей мы живьём не встретили никого. Ну, может и встретили, но не разглядели.
А здесь живут чёрные медведи, ситкинские чернохвостые олени, рябчики и куропатки. Видели летающего белоголового орлана.



Схема, нарисованная волонтёрами, понятна и полезна.



Для ориентира - фрагмент географической карты прилегающей к Джуно, точнее - входящей в него, территории.





На обратном пути застали орлицу в гнезде, позирующую для своего орла.



Мы уже почти решили спускаться на землю, но я не смогла, захотелось ещё  хоть минут 20 ещё побыть здесь, опять "бросила" супруга на скамейке и свернула в сторону от  посадочной площадки подъёмника. И попала теперь вместо альпийских лугов в настоящий лес, в тайгу, в настоящие северные джунгли.



Дорожки и лесенки там ненавязчивые, но точно под ногами. Запрета сойти с них нет, но как-то и не хочется, они на правильных местах.











Здесь уже совсем в дебри углубилась, шуршит листва, журчит ручей, поют птицы - как будто бы и не в круизе на шумном корабле пару часов назад были и скоро опять там будем. Потом послышался звук самолёта, потом человеческие  голоса  и я "вернулась в жизнь". Такие моменты вырубают из быта и перенастраивают организм на здоровый лад, когда ты понимаешь себя одним целым с дичью и ушки начинают шевелиться на макушке от ощущения опасности.
Но фотографировать не переставала.



Живописный пень в весенний день берёзкой тоже стать мечтает, даже ростки уже пустил.



На развилках встретились "живые тотемы" - тотемы, вырезанные на живом дереве.









Мхи тропической тайги Аляски, своеобразных джунглей севера.



Напротив - склон горы Джуно с ну совершенно отвесными ручьями, местами переходящими в водопады, с пятнами слежавшегося снега, зеленью и тропами - горизонтальные линии сквозь зелень.



Мне кажется, я нахожусь на уровне верхней тропы, подо мной тоже виден нерастаявший снег.



Долина Золотого ручья внизу в ущелье



И всё. Бегом к подъёмнику, то есть, теперь - к спускателю. Теперь - вниз, хочется же ещё и город увидеть, который быстро выплывает из-за склона.














Пару видео: 1 - на мостике через ручей, 2 -  Птички, лес.





И эта прогулка, как оказалось, стала лишь небольшой частью нашего визита в Джуно, столицу штата Аляска.
Перед тем, как нам вразвалочку сойти на берег, как будто видели пятьсот Америк, я не могла отвести взор от белоснежных лайнеров на фоне свинцовой воды и мрачноватых гор в лесах и снегах. На воду, завлекая потенциальных клиентов, садились белоснежные, в оранжевых пятнах, гидросамолёты. Стоящая на рейде посреди канала-гавани Звёздная Принцесса (Star Princess) открыла двери в корпусе прямо над водой, опустила с пятой палубы на воду спасательные оранжево-белые шлюпки и начала отправлять на берег желающих со своего борта. Принцесса стояла, видимо, на одном якоре, потому, что её положение постепенно менялось по кругу, сбиваемое течением прилива и отлива.
И двигатели не были остановлены,  она постоянно пускала пар - настоящий "ах, белый пароход" из песни!



[Spoiler (click to open)]





На  том берегу канала, на острове Дуглас, ярусами в лес и горы поднимаются улицы вполне достойных жилых домов. Мне думается, что люди, живущие в таких условиях и с такими видами, всегда будут любить свой город. Кроме того, туристам тот берег почти недоступен, что делает жизнь горожан ещё приятнее - туристы создают рабочие места но в свободное от работы время жить джуновцам не мешают







Вот здесь, в правой стороне видно канал, по которому мы пришли, с того времени он сузился и помельчал. Уходить будем тоже по нему.
Палубы по отношению к земле опускаются и поднимаются вместе с водой, сходни превращаются во всходни или их просто переставляют на уровень выше или ниже.









Здесь порт не такой загруженный, как в Кетчикане, но даже про эти четыре плавстредства хочется сказать, что они напряжённо снуют в разных направлениях.







Всё время мерещится, что на самолёте написано "козак"





Теперь и я тут была. Кстати, долго привыкала, что наиболее обжитая Аляска находится там, где я вообще не знала, что это Аляска. Абсолютное большинство наших до сих пор этого не знают.



Ну, вот и добрались до Трама (Tram, Tramway, Tramway car), который помогает желающим сократить путь на полкилометра вверх на почти отвесную гору Робертс (Mt. Roberts) высотой 1.15 км.
Перекрёсток трама с городской улицей. Всего вагончиков два и они ходят каждый по своей "колее", как противовесы друг другу.



В вестибюле перед посадкой можно узнать инженерные особенности транспортного средства.
Канатная дорога построена 20 лет назад, в 1996 году, подъём, как и спуск, занимает 6 минут.


У трама есть конкретный родитель - Джон Хайзер, который задумал его в 1994 году, сам собрал группу единомышленников. Они разработали чертежи, собрали средства, приобрели необходимую землю и права, получили разрешение в партнерстве с корпорацией уроженцев Аляски города Джуно. Для меня это лучший положительный пример современной частной инициативы и организации взаимополезного народу и коммерсантам бизнеса.
Сегодня это одна из самых популярных туристических достопримечательностей Ю-В Аляски - около 200 000 посетителей  каждое лето пользуются трамом. Билеты дороговаты, в наше время это было $27, а нынче $33. Но, я считаю, этот аттракцион того стоит.
Кабина насчитана на максимум 60 пассажиров, кабель изготовлен в Швейцарии, съевшей всех собак в этом направлении. На верху ресторанчик, бар, сувенирные лавки, мастерские по производству сувениров, парк, нано зоопарк, обустроенные пешеходные тропы разной трудности.





Уже во время подъёма Tramway car (трамвайного вагончика) открываются дальние горы и фиорды, виды и офигенные горизонты, стремительно меняются масштабы с привычных на ошеломляющие. Кондуктор во время подъёма, обычно это представитель современных потомков аборигенов, рассказывает о себе, о городе, отвечает на вопросы.
Вот открывается вид на причалы Джуно и Гастино канал(Gastineau Channel),



На западе (он прямо перед нами)  за каналом - остров Дуглас (Douglas Island) с продолжением города Джуно, с нависающими над ним всё ещё заснеженными горами. А, ведь, это 29 мая, широта примерно как у нашего Калининграда.



Вот уже видно горный хребет Чилкэт (Chilkat Mountain Range) на севере (справа вверху белеет), мы в тех окрестностях будем завтра, во время прогулки на поезде из Скагвея, но в момент, когда разглядывала глубины горизонтов, я этого  не понимала, просто впитывала увиденное. А видно-то не просто хребет, а тот самый Клондайк.
В полукруге застройки - город, внизу под канатами наш корабль Oosterdam.








Изумрудная гавань







И вид на остров Купреянова (Kupreanof Island) на юге (слева от зрителя).
Русская фамилия или слово в названиях здесь не редкость.






Всё, мы уже поднялись на 540 метров, выходим.
Инженерными решениями и мощной и изящной конструкцией подъёмника вообще можно любоваться и любоваться.
В висящий над пропостью серый терминал заходит вагончик и мы попадаем в симпатичный вестибюль и, потом, по коридору (слева) - выходим на поверхность горы, даже не представляя, что под нашими ногами, пока не глянем на всё это дело со стороны.
Справа коричневым углом обозначилось здание для посетителей, именно в нём расположены сувенирные бутики, мастерские, ресторанчик, туалеты.
Здесь можно посмотреть короткий фильм (бесплатно) по истории и культуре тинклитов, посмотреть живое выступление струнного оркестра Аляски, красивый и с юмором спектакль; и даже урок тинклитской резьбы и тинклитского языка.
Например: гунальчиш (gunalchéesh) - спасибо.



Отсюда начинается пешеходные тропы для hiking (хайкинг - спортивная ходьба по пересечённой местности).
 Над нашими головами - мудрёные переплёты канатов, кабелей и направляющих, заякоренных в мощный бетонный фундамент.
Перед нами Visitor Center - карты, сувениры, гиды, экскурсии, советы, последний контроль за уходящими на прогулку в лес и гору туристами.



Трамвай прибывает в северный "тропический лес" с деревьями до 200 футов (60 метров)  высоты.
Пример местного Rainforest - "тропического леса" - в зелёных мхах от сырости.



Здесь, за визитор-центром, начинается прогулка вверх в субальпийские луга с множеством ярких цветов
Но сначала нас встречает замечательный экспонат - срез дерева примерно 1824 года рождения с пронумерованными годовыми кольцами и указанным годом начала Золотой Лихорадки в Калифорнии.
А для Аляски отсчёт начинается с года, когда она была продана Россией.





Гнездо символа Штатов - белоголового орлана.



Здесь можно примериться к местным птицам, которые в небе кажуться небольшими, а, оказывается, сопоставимы с размерами человека.



Например, мой орёл оказался всем орлам орёл, но даже при всём своём слидном размахе всё же чуть меньше орла-хозяина.



А я примерилась к медвежьей лапке.. Жуть.. Хоть орёл, хоть мишка - все здесь - хозяева - по сравнению с человеком..



Для примера белоголовый орлан представлен в микрозоопарке - в клетке у тропинки. Когда люди видят свой гордый герб в простой клетке - теряются, потом читают табличку, что именно это - раненая птица и на свободе не выживет.




Здесь видео подъёма на гору в траме. Слышен рассказ кондуктора, вопросы и ответы.
С середины подъёма закладывало уши от перепада высоты.

Да, именно вот этот вот городок - Juneau (Джуно) - и есть столица Аляски, а не Анкоридж. И он - город-побратим Владивостока.
Джуно - столица территории Аляска с 1906 года, когда местное правительство перенесло её из Ситки. После получения Аляской статуса штата в 1959 году Джуно остался её столицей.На Аляске проходило несколько референдумов по поводу переноса столицы в более солидный Анкоридж, например, но Джуно остается её административным центром и сегодня.
Центр города расположен у подножия одноимённой горы и через канал от острова Дуглас.
Это второй по численности населения город Аляски после Анкориджа, население около 33 тысячи жителей, в период между маем и сентябрем оно увеличиваться примерно на 6 тыс человек в день, прибывающих на несколько часов ежедневно на круизных судах.
Круизные лайнеры входят в гавань Джуно один за другим, ведомые лоцманом, который на своём катере встречает суда по очереди.
Мы проспали свой проход и увидели, что уже стоим у причала столицы Аляски. Мы вообще удивились, что не было слышно ни двигателей, ни качки, ни шараханья при поворотах, причаливании и отчаливании.

[Spoiler (click to open)]


Город основан в 1881 году и назван в честь золотоискателя Джо Джуно, до того именовался Рокуэллом, Гаррисбергом.
Фото Джуно 1887 года (википедия)



Моё фото примерно с того же ракурса, но в 2014 году, 127 лет спустя. Таким сегодня впервые видят город прибывающие по воде.



Коренные жители этих мест, тлинкиты, называют место, где построен город, Dzántik'i Héeni (Река, где собирается камбала). Река Таку к югу от Джуно была названа в честь холодного t'aakh ветра, который дует с гор. Еще задолго до "открытия Америки" европейцами Гастино канал был любимым рыболовным местом для AUKE ( A'akw Kwáan ) и Таку племён, которые жили в окрестностях тысячи лет. Сегодня у них есть священное место, известное как Indian Point, где аборигены и потомки-полукровки живут, заниваются делами племён, хоронят ушедших.
Канал - это естественный пролив, который уже заметно мелеет. Именно здесь проявляется дыхание Земли - дно поднимается не за счёт отложений, а потому, что нагрузка от таящих ледников на поверхность уменьшается и она как бы расправляется. Это я где-то прочитала.



Климат тут, чтобы не выдумывали сравниватели российских континентальных проблем  с  "таким же" аляскинским не похож ни разу, он здесь мягкий, дожди, просто тропические ливни. только холоднее, и снег, морозов нет вообще, зима теплее, чем, например, в Чикаго, говорят знатоки. Джуно имеет прозвище и бренд, как столица дождей (Rainforest),  а 99 % «территории города» огромна и представляет собой поросшие тайгой горы без какого-либо населения и следов цивилизации.
Джуно является одной из четырёх столиц американских штатов, через которые не проходит ни одно interstate шоссе, Джуно вообще не имеет прямого выхода к общеконтинентальной дорожной сети, имеющиеся дороги соединяют город только с его окрестностями. Выехать из Джуно в большинство городов штата возможно лишь через Канаду.



Основной путь попадания на «большую землю» для горожан — воздушный.
Для города крайне важен морской транспорт. Система морских паромов Alaska Marine Highway System помогает добираться до общеконтинентальной дорожной сети множеству небольших городков от Алеутских островов до Британской Колумбии.
Ну и ладно.
Утром, раным-рано, мы подошли к порту Джуно ещё не совсем отдохнувшие от предыдущих подвигов в Кетчикане. На берег вышли не сразу, решили позавтракать, потом решили переждать дождь, рассмотреть город с верхних палуб, чтобы уже на уровне земли было легче ориентироваться.
Так как впереди был день, полный неизвестностей и интересностей в городе, который мы не знали, завтракали  мы
основательно, ведь, с собой на берег продукты выностить нельзя, чтобы не портили бизнес местным, видимо. А будет ли время на перекусы на берегу мы не были уверены.
С нами на палубе завтракали местные вороны, почему-то напомнившие мне о приключениях Герды из "Снежной Королевы".






Город с верхних палуб смотрится как аккуратный нарядный макет.



Вся "привокзальная" площадь стоит на сваях, как и в Кетчикане.Почти всё самое интересное начинается отсюда. Желтый передвижной забор между нами и остальным миром символизирует границу, видимо. У правого края виднен трап, перед которым уже расстелили ковёр и поставили зонтик.





Клавишами выглядят фирменные туристические автобусы. В центре - овальное пятно с своеобразно оформленным названием города - для фотографий "я тут был".
Экскурсий в городе море-морское, но мы ни на одну не "записались", наиболее интересные из них  стоят почти как сам круиз в бюджетном варианте: вертолётные на ледники, на рыбалку лосося; на лодках и баркасах для встречи с китами; на золотые прииски с возможностью намыть самому золото старательским способом; в уникальный Тонгасс-лес - для любителей зарослей, даже на собачью ферму и покататься на упряжках; каякинг в море. Несколько музеев и неплохой магазиннинг (shopping) Некоторые экскурсии - по терпимым ценам, но мне хотелось познакомиться с городом самостоятельно и хотелось выбирать что-то в зависимости от силы дождя и тумана, которые здесь есть каждый божий день, разница лишь в их продолжительности и мощности.
В цвет хаки замаскирован visitor-center (центр для посетителей), где, в большинстве своём, даром лежат карты и брошюры, продаются сувениры и услуги с экскурсиями.



Всегда впечатляли "верёвочки" на "пенёчках", которыми удерживают корабли. При каждом прибытии в порт нашем лайнере поднимали  голландский флаг по порту приписки лайнера.


Склон горы Джуно над городом. Почти отвесный!



Самая любимая у гостей лайнера верхняя палуба пуста, все ушли кто куда или просто спрятались от дождика. Если не подходить к краю, то с этого уровня город не видно вообще.

 

Характерный перекрёсток: прилетел самолёт и пассажир пошёл пешкои, приплыл катер и пассажир поехал на автобусе, приехал автобус и пассажир полетел на самолёте, пришли пешеходы и дальше пехали, полетели, поплыли - всё из одной точки. Сходни к воде скоро поднимутся вместе с водой почти на уровень площади.



Одна из "элегантных высоток" загораживает собой купол небольшой русской церкви. Она была одним из главных объектов для посещения, секретно выбранных мной.





 

 

На выгрузку торопится спасательная шлюпка с туристами с другого круизного лайнера, которому "не досталось" причала.



Трамвэй, о нём расскажу позже. Это он был вторым из двух главных объектов посещения, выбранных мной.



Мы только что пришли и вода высоко, а всего часом - двумя позже стойки оголятся до дна.





Прежде, чем уйти на прогулку по городу, фотографирую его сверху, мне это интересно - какие крыши, что на террасах, в каком всё это состоянии и тд. Довольно много круизников вообще не выходят на берег и увозят с собой на память только такие вот виды.






















Гулливер.



Теперь мы готовы к новым подвигам в новом для нас городе.


Наверное, уже полгода прошло, как я начала черновик вот с этими фотографиями.
Думаю, что опубликую его как они есть - без подписей. Какая разница? Ведь и тогда, когда я делала эти фотографии -  ничего не знала о том, что фотографирую. Просто, впитывала атмосферу нового для себя места на Земле - южную прибрежную Аляску.
Тучи, что утром висели ниже верхней палубы нашего лайнера, куда-то задвинулись, выпучившиеся из них горы оказались высокими и крутыми, а дома и 12-этажные корабли стали домишками и кораблишками. Приплыли мы на приливе, а уходили на отливе.
С гор, имеющих, конечно же, название, но истины ради не буду метаться и выискивать свои записи и ссылки - вот с этих грандиозных гор прямо из аккумулировавшихся за прошедшую ночь и подтаявших за сырое утро снеговых шапок  конца мая,  текут ручьи-водопады, фактически падая прямо в Тихий океан.
Здесь круговорот воды в природе нагляден до предельной лаконичности
1.


[Spoiler (click to open)]2.


3.


4.Уровень воды поднялся до предела, что видно по понтонам на стойках причала.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.


12.


13.


14.


15.


16.


17.


18. Уходим через проливы и протоки с высокой водой друг за другом.


19.


20.


21.


22.


23.


24.


25.


26.


27. Плывут дома, летают самолётики. Справа - кусочек суши, островок на пяток деревьев, вечный.


28.


29. Деловая жизнь


30.


31.


32.


33.Аэропорт для сухопутных и водоплавающих самолётов.


34.


35.


36.


37.


38.


39.


40.


41.


42.


43.


44.


45.


46.


47.


48.


49.


50.


51.


52.
И вот мы, уже, казалось бы, безнадёжно уставшие, переходим последнюю перед нашим Oosterdamом городскую улицу с названием Фронтальная (Front Street), а я понимаю, что ещё часа полтора у меня есть, как есть и желание пробежать по ещё одной улице, а ноги мне не жалко. Супруг согласился подождать меня на какой-то завалинке напротив корабля. И я пошла. Кстати, телефонная связь в обычном понимании там не работала, интернет тоже - только дорогущая от спутника и, может быть, какая-то местная компания было. Мы своими телефонами не пользовались. Больше старались не расставаться в этом путешествии.
Я не очень понимала соотношение масштабов домов с кораблями. Казалось, что я прошла вот только один кораблик, вот только-только второй, ну, вот уже третий закончился. И тут понимаю, что я уже далеко.
Обратно бежала бегом, но щёлкать направо-налево не переставала. Так и выкладываю фотографии - вперемежку - прыгающие по скалам домища, ныряющие под них другие домики, столбы с пучками всевозможных проводов, фотографии одуванчиков с незабудками и заполненной разноразмерными судами гавани. Такой улицы я, наверное, больше нигде не увижу.

По началу вот эта вот улица объезжала скалу. В 1954 году её решили расширить, взорвав скалу, но хозяева домов отказались и пришлось для полосы "туда" пробивать тоннель, а обратно, как вон тот автобус, выезжали загогулинами по старой полосе, построенной на сваях. Считается, что этот тоннель уникален, потому, что по нему можно пройти, его можно обойти, и над ним можно пройти по лестнице, продолжающей тротуар.



[Spoiler (click to open)]Вот тут видно местное время. Надо ещё помнить, что на корабле своё собственное время, далеко не всегда соответствующее времени пункта остановки. А потому, как это была наша первая в жизни остановка в круизе, то мы беспрестанно путались.



Единственный указатель после перекрёстка вёл нас в бар, но мы не поддались.



Вот наш дом Оустердам. Здесь, под его носом я и оставила на, как я ему сказала, полчасика, своего супруга.


Начались Принцессы. Толпа машин у причала, судя по всему, для взять в рент, а эти уже вернулись. Автобусами на экскурсии развозили от жёлтых трёхстолбых остановок. На корабле видны люди, которые даже и не выходили на землю, наслаждались спокойствием, пока наиболее активно-шумные обитатели круизного лайнера носились по экскурсиям.


Гавань. Она здесь - одна из сторон Фронтальной Улицы. На другой стороне - жилые дома с шикарными видами на вот эту самую гавань и на горы за ней. Какие же сумасшедшие закаты видны из их окон! Даже представить страшно. Ну, правда, большие корабли - круизные 12-этажки, к тому времеми уже уходят, иначе завязнут во время отлива. Это я так сама только что придумала.








Прицелилась к тоннелю. Вообще-то, именно он меня заманил в эту часть города, но пройти по нему я так и не удосужилась. Здесь я очередной раз вздрогнула, поняв, что всё, где я хожу - это лишь помост на сваях, а на самом деле подо мной - вода. Под помостом тянутся трубы разных инженерных коммуникаций.








Вот уже и вторая Принцесса заканчивается.


Я человек совсем не опытный по корабельной и морской части, по-этому первый же дощатый отворот между домами в сторону воды я не пропустила, пошла примеряться к новому открытому пространству.
А там в кадр напополам с белоснежным кораблём попадают деревянные-предеревянные косые и кривые столбы-опоры. Грубо отёсанные сваи. Как-то меня это очень впечатлило.


Нос Принцессы изящен, как и канаты, удерживающие в узде эту роскошную драгоценность. Всё правильное - красиво.


Вот уже прошла мимо обеих Принцесс и первый раз основательно остановилась.
По спине пробежал холодок - своего Оустердама-то не видно. Но решила, что проблема ещё не совсем серьёзно обозначилась. И я пошла дальше.



Есть такое понятие, как затягивающее пространство. Вот я в такие воронки попадаю регулярно и профессионально.
Вообще вся эта часть Кетчикана называется Ньютаун - Новый Город. Большинство домов здесь построены в 1904-25 годах, а некоторые и ещё чуть раньше.
Вот именно этот дом построен в 1912 году на Аллее Хопкинса (по нашему - проезд Хопкинса) , обозначившейся деревянным настилом в 1907 году. Во время сухого закона здесь была пивоварня, вон её потомок сереет в глубине.


Чтобы жить у воды и иметь возможность садиться в лодку и уходить рыбачить прямо от собственного дома, хозяева и строители упорно изобретали способы закрутить максимально удобную лестницу, бросая вызов естественным ну, совершенно, казалось бы, непреодолимым препятствиям. Как вот здесь, например.


Следом стоит небольшое низкое здание с большой витриной, в которой объединились, наконец, проекты и реальность: на книгах, чертежах и макетах отражаются обе стороны улицы, круизные лайнеры, городской автобус. Это архитектурная мастерская. Что здесь должны знать архитекторы кроме строительной науки? А вот что: как жить на краю океана, как сберечь лососей, как из старых построить современные дома на сваях. Остальное - как у всех.
Внизу снимка видно отражение зарешёченной канавки, думаю, что это  ливнёвка - с тротуаров журчит прямо в океан.


Опять скачки по скалам. За домами начинается самый настоящий мокрый-дождевой лес (rain forest) с чёрными медведями, регулярно приходящими подкормиться мусором (ага, значит он и там есть) вокруг домов.


И опять немного спокойной застройки.




Первый городской Салун.


Любуемся кхм-кхм на Америку. Нет, я понимаю, что это жизнь и история. Но нам не надо комплексовать по поводу нашей собственной застройки. Вот что получилось, там и жить надо. Это хотя бы честно. А, может, просто здесь тоже не так богато живут горожане, чтобы строить моднячие дома за миллионы, которыми нас десятками лет дразнят журналы и кинофильмы?




Или вот. Даже если их снесут, то только для того, чтобы из новых материалов на этом месте построить такие же домики. Мне они нравятся, но владеть такими не хочется. Даже даром. Даже на Аляске.


Лютеранская церковь появилась на этой скале в 1925 году, строительство закончено в 30м. Считается грандиозным храмом. Дело в том, что первыми массовыми поселенцами здесь стали осевшие на шикарной рыбной ловле скандинавы, норвежцы, а они и есть лютеране, вроде бы так.






Ну это вообще чудо чудесное начинается. Разве, разглядывая при подготовке к прогулке схему городка, улицы, дома и нарисованные рядом с ними места для парковок, я могла предположить, что это будет выглядеть ТАК?








А всё это выглядит именно так.






Да, а главное, что я уже бегу назад, спотыкаясь и почти падая. Вот здесь я споткнулась о витрину с матрёшками, расставленными парами с моделями тотемов, сувенирами снежных иглу и их хозяевами - эскимосами. Потом я уже спокойней относилась к таким видениям, но тут просто взвизгнула от удивления. Мы что - такие же коренные или такие же экзотичные?


Мостик к причалу гидросамолётов, они за моей спиной. Один. Остальные ещё не вернулись с экскурсий. И опять напоминание о сваях под городом.


Напротив причала гидросамолётов. В центре человек оставил машину и идёт себе обычным путём по длинному пандусу-тротуару, переходящему в кустах в крутую лестницу, ввинчивающуюся в следующую улицу, нависающую над скалами.


Такое вот гульбище из натуральных скальных обломков у причала для круизных монстров. И никто не ноет, что не солидно.


Видимо, здесь иногда захлёстывает волны до этих пор и отметок. Может, это отсыпали в последние годы для расширения берега?
Вдали уже показался тоннель.


И из-за Принцессы выглянул краешек Оустердама.


Такие родные одуванчики и незабудки! Это 28 мая.


Гора сиська. Простите. Наверное, больше на будённовку похоже?




Пробка на светофоре.


Куча мала из знаков и прочих деталей у тоннеля. Мне здесь пеньковый бордюр у живописной клумбы понравился.
Я уже совсем близко к супругу.


Родственники - Принцесса и экскурсионный водоплавающий автобус.
Одинокий фотограф на верхней палубе.


И вот онять нос нашего корабля. Не опоздали! Но надо ещё до трапа дойти, а нос всё длится и длится.


Налюбоваться надо. У кораблей есть своя архитектура, линии, удивляющие ракурсы, искажающие перспективу самого простого кадра.


Вот и всё. Попали в зону мощного влияния своего корабля. Скоро и мы поднимемся, и пропадём в чёрном боку в чёрной-пречёрной дыре.


Прощайте, основатели Кетчикана. Я теперь на вас совсем другими глазами смотрю, как будто вы моими хорошими знакомыми стали.


Перед самым последним шагом внутрь остановилась на секунду для вот этого кадра. Сразу при входе проверяют карту гостя и сканируют сумки и карманы. Кстати, здесь видно, что вода поднялась почти максимально высоко. Уходить будем на отливе.


Наша каюта прибрана, на кровать постелили специальное покрывало - чтобы усталые гости могли завалиться отдыхать с неразутыми ногами. Очень, между прочим, предусмотрительно. Сил не было никаких ещё минут 20. К тому же надо было бежать смотреть, как отчаливаем. Не пропускать же такой аттракцион. И кушать пора. С круизного лайнера не разрешают выносить с собой еду. Мы не рискнули. Пока. В городе мы успели лишь попить кофе, а это было тааак давно.


Весёлый полдник.


И десерт к полднику.


И я побежала на палубу любоваться таким теперь другим, по сравнению с серым утром, Кетчиканом, освещённым ярким послеобеденным солнцем.
Слева из-за поворота выплыл роскошный вид на сверкающие на фоне синих гор мачты, борта и блики от воды, просторы. Это - Исторический район Stedman Tomas. Он был назван по имени Уолтера Томаса, который прибыл в Кетчикан в 1890 году и жил на улице Stedman. Именно он предложил углубить дно ручья Кетчикан в устье и сделать судоходную гавань.
Ещё этот район имеет второе название - Венеция. Он весь стоит на столбах.




[Spoiler (click to open)]
С правой стороны улицы прямо-таки попал носом в глаз белоснежный катер на фоне домика небольшого размера. И имя на углу - Альберт Кукиш.



Лодка, как и дом, каждый сваей кормой упираются в скалу, видно лестницу под углом примерно 80 градусов. Соседний дом почти касается другого бока лодки. Или катера? Я в них не разбираюсь.



Фонари, как везде в штатах - важный элемент городского пейзажа, который без них удаётся сфотографировать исключительно редко. Вдалеке на фоне гор - наш Oosterdam и одна из Принцесс.



Tomas Basin Harbor - Гавань Томаса - это дом для более, чем 200 разных лодок, коммерческих, частных, развлекательных и, конечно же, рыбацких от сейнеров до лодчёнок. Это центр одной из крупнейших стратей дохода Кетчикана - ловля лосося (на самом деле salmon это не только лосось, а вообще лососевые), палтуса, крабов, моллюсков, всего-всего прочего морского богатства. Скульптуры на сваях на входе выполнены тлинкитским художником и имеют аналогии с тотемами.
Современный стиль изготовления гребней на столбах учёл новые методы и материалами, такие, как смола, литьё, цифровую фотографию.
Здесь - Драгоценный Ворон.



Здесь - Морской Бобёр.





Столбы являются направляющими для ровного подъёма тротуаров и причалов на понтонах во время приливов-отливов



По мохнатому торцу столба видно, что вода-беда  добирается и до таких отметок. Лесница-сходни также значительно меняет свой угол при подъёме воды.





А в это время напротив гавани старые-престарые и немного подремонтированные домики, каждый со своей историей:









Здесь, в истоическом баре, обе стороны улицы объединились в забарном зазеркалье.  Можно сказать, здесь тоже подтверждён известный лозунг "Ин вино веритас!" ("In vino veritas", а точнее "In vino veritas, in aqua sanitas").



Показался странный новый мост, закрывший своей конструкцией половину фасада симпатичного домика. Это оказалось началом интереснейшей, совсем не похожей на американские, улицы CREEK Street - улица Ручей (для себя называю её Ручейная). И сам этот домик - не просто крашеный макет, а один из немногих, выживших за время с начала строительства улицы. Он построен в 1903 году.



Вот он, под названием June's Cafe - Июньское кафе. А перед ним и соседними, вытянувшимися в нитку фасадами, дощатый настил и он же -  лодочный причал. То есть, вот эта проезжая часть с красной машиной и тротуары с обеих сторон и, похоже, сами домики какой-то частью, расположены на столбах над водой. Венеция, иначе не скажешь. Фотография сделана в высокий прилив в 1920 году. Сайт http://www.historicketchikan.org/



Общий вид на улицу Ручейную, на Кетчикан ручей, пропускающий по себе толпы лосося на нерест в июле-августе, застроенный в начале прошлого века проститутками и через 100 лет отданный туристам на любование и, можно сказать, содержание.



Это информация о интересных объектах улицы Ручейной сегодня:



А здесь карта 1927 года пожарных и налоговиков, на которой видно что-то странное, а именно - одни лишь женские имена у домохозяйств. Точнее - мадамские.  Практически каждое здание принадлежало женщинам - "предпринимателям", некоторые из которых работали в одиночку, некоторые парами, а в одном работали сразу восемь "девушек под руководством Мари Чёрной Томас. Это всё - зарегистрированные brothel (бордели).
Ещё в 1904 году городской совет Кетчикана приказал всем madams, работающим(!) в городе, перебраться на эту неудобную для строительства сторону ручья. Однако мадамы не проиграли. Они здесь продержались ещё полвека(!) и уже потом, старея и перебираясь в дома престарелых, начали продавать обустроенные домики на экзотической улице с очередной выгодой для себя.









Ещё в 1970 году здесь стояли оболочки домов с заколоченными проёмами.



А сегодня опять - шик, блеск, красота.



И даже есть музей Dolly's House (Куколкин дом) - объект, достойный упоминания в истории освоения Аляски, да и Америки в целом.



Куколки ещё живы и подрабатывают, рассказывая за деньги об истории своей альма-матери и позволяя себя фотографировать за чаевые.
Это один из старейших и лучше всех сохранившихся ключевых домов на улице, бизнес-место одной из самых известных проституток Кетчикана Долли Артур, отработавшей с 1919 по 1940 и позже прожившей в нём до 1973 года, когда была вынуждена была переехать в дом престарелых.



Некоторые приезжие пробовали поконкурировать за углом, но дилетанток выдавали корявые жесты и скованность, а, так же, задрапированное декольте и отсутствие подвязок и боа.



На месте маленьких домишек выросли трёхэтажные дворцы по торговле тотемами по правилам дюти-фри, мы ведь в порту.
Вообще все остальные объекты на Ручейной улице, кроме Куколкиного домика, это художественные, ювелирные и сувенирные салоны и магазины, пара ресторанчиков.



Здесь я была в восторге от погоды, куда-то делись тучи, стало тепло и даже жарковато.





Мост для улицы Stedman.



Пространство между строениями и скалой



Детали:













Бывшая мельница.







Очередь на фуникулёр, бестолковая и интересная. Не часто удаётся потолкаться в очереди в штатах среди добровольных стояльцев. Я сама очереди не переношу, но тут было интересно послушать впечатлённых и ожидающих новых впечатлений туристов-интернационалистов. Вагончик всего один, внутри кондуктор когда есть, а когда и сами спускались, не понимая - на что нажимать, куда отодвигаться.



Поехали на верх и я только ради этих видов потом ещё раз прокатилась вверх-вниз. Стоит наш Oosterdam, впечатление, что мы постоянно рядом с ним, но пешком получается многовато. Розовое здание - "федеральное здание". Вот такое у него название. И совесть соответственная - воткнулось в ценном месте, беспардонно вылезло ввысь и плоскими примитивными фасадами разрушило масштаб истрического центра с этой точки зрения.



Вагончик подходит.



Наверху - интересный сити-холл, типа визитер-центра. Только там мы нашли интернет, до которого не могли добраться уже три дня.
Фоном - гора, которую я для себя назвала "сиська", и по которой я всегда узнаю теперь Кетчикан. Летит гидросамолёт.





Тотемы кланов на совете на горе Cape Fox, сразу при выходе из холла, куда прибывает фуникулёр.
В круг установлены шесть современных тотемов, представляющих родственные резчику Ли Уолесу кланы, среди которых я узнаю: Орла, Ворона, Медведя и.. всё.



Вокруг парк из заросших мхом деревьев, скальных выступов и валунов



Рядом с роскошными красными не знаю чем разглядела васильки. Васильки, высаженные здесь в качестве клумбовых украшений.









Шикарные горы вокруг, особенно если принимать во внимание их пешеходную доступность.



Купили мне серьги местного изготовления на память, понюхали вкусное меню через открытую дверь ресторанчика, посетили туалеты и стали ждать вагончик, чтобы спуститься на землю. Слева видна конструкция фуникулёра, а справа - ресторанчик, который, как и положено в местном ландшафте, - висит как минимум одним углом над пропастью.



Видно, что видами из вагона здесь, всё-таки, дорожат: у нижнего края снимка видны высокие пеньки от обрезанных ёлок, норовивших закрыть драгоценный обзор.



Народ в вагоне упоминает Джуно, куда мы прибудем только завтра.



Где-то здесьв 1930х обитал проповедник, который безуспешно пытался реформировать Крик (Ручей), чтобы люди забыли о красных фонарях, но то клеймо оказалось сильнее проповедника.
Вообще, персоны жили там колоритные. Например, мадам Энни Уоткинс - чёрная американка из Арканзаса, она была популярна среди мадамей-коллег и ревностно и последовательно защищала свою и их предпринимательскую деятельность и право на "полноценную жизнь".
Кроме того во времена сухого закона здесь процветала тайная торговля алкоголем. Сегодня всё наоборот: алкоголь процветает, а мадамы где-то в кустах.




Этот Totem Heritage Center был единственным обязательным пунктом в моей программе посещений в Кетчикане. Он создан для размещения и демонстрации коллекции из 31 тотемных столбов и фрагментов 19 века, перевезённых в 60-х годах из брошенных индейских деревень племён тлинкитов и хайда. История Кетчикана: http://www.ketchikanstories.com/#

Как это часто случается, ожидания были чрезмерными. Вернее, тотем - это не та загадочная вещь, которая - раз - и впечатлила до мурашек, как ожидалось, а это именно наследство, которое нужно знать и понимать. Но уже одно это открытие стоило того, чтобы посетить тотемный центр, давшийся нам таким трудным путём вместо 10-минутной поездки на автобусе.

По причине отсутствия времени на чтение и, тем более, перевод текстов-пояснений, я, если разрешено правилами музея, основательно фотографирую объекты и таблички, чтобы дома в спокойной обствновке всё прочитать и понять.
Музейные сайты часто не дают всей той уникальной информации, что экспонируется вживую.
Но в этот раз мои фотографии мне помогли мало, так как в залах из-за строгого климатического режима для хранения старинных деревянных скульптур  было довольно темно, местами застеклено и тесновато, перечитать на фотографиях мало что удалось.
Осталось сильное ощущение, что культура тотемов жива, возраждается. На первом этаже Центра работает мастерская по реставрации выживших, восстановлению утеряных и созданию новых  тотемов. Чтобы попасть в неё - надо было идти с групповой экскурсией, а это не в  наших привычках. В этот раз я пожалела, что не была с группой, так как видела, как восторженно, будто прикасаясь к чуду, разнокалиберный народ слушал рассказы мастера, создающего новый тотем.

Первые контакты  европейцами случились в 1741 году и это была не только торговля, но и микробы, чуждые коренным индейцам. Миссионеры заставляли аборигенов переодеваться в цивильную одежду, отбирали детей и в специальных школах-интернатах учили их забывать родные корни. Для того, чтобы дети не говорили на родном языке им в наказание заклеивали рты. Тотемы, одежды, оригинальные предметы быта отбирались и становились лишь объектами торговли. Со временем были почти утеряны культуры резьбы, ткачества, плетения, племенных языков и обрядов. Но старейшины помнили наставление своих предков - всегда смотреть на семь поколений вперёд - и смогли изменить отношение властей к коренным культурам. И ещё в 1912 году в Ситке было создано братство Аляски, позже - сестринство, - для борьбы за свои права.

В последнее время многие из тех предметов, обнаруженные в разных дальних музейных экспозициях, вернулись на Аляску к племенам.


[Spoiler (click to open)]

Тотемы резали из red cedars, называемого коренными жителями "деревом жизни", потому, что он им и был тысячи лет: из него строили огромные дома, долбили вместительные лодки-каноэ, плели корзинки, матрасы, мастерили одежду, канаты, топили печи, ели орехи и тд. Этот кедр-можжевельник долго не поддаётся гниению. Леса, местами настоящая тайга из этих деревьев, тянутся от штата Вашингтон через Канадский берег и вдоль всего юго-западного побережья Аляски. Словарь говорит, что Red Cedar - это можжевельник виргинский, при том, что Cedar - это кедр, причём в призношении что-то между сидор, сидар и сидр с ударением на и.
И для резьбы монументальных Totem Poles (тотемных столбов, тотемов) он подходит идеально.
Я немного отвлекусь от тотемов, но только для того, чтобы сказать, что теперь нашла ещё одно общее слово у русского и английского языков "полюс - пол - полено - pole, poles" - уверена, что это слова родственники (кстати, вики на английском выдаёт под это слово статью про поляков как этническую группу...). А по картинкам - столбы электропередач, шесты и тд .
Возвращаюсь.



Тотемы, выставленные в Центре, перевезены из окрестных брошенных поселений и деревень.
Главное, что надо понимать в этих всех монументальных и о чём-то рассказывающих нам, бестолковым, полюса-столбы-тотемы, так это то, что они - НЕ религиозные объекты и никогда не обожествлялись.
Традиционно тотемы создавали в честь важных личностей, знаменательных событий. Они были своеобразными провозглашением о происхождении и статусе хозяина территории и дома, перед которым стоят. Они - материализованные, осязаемые рассказы о людях, истории, легенды, дополняющие устное творчество.
Многие тотемы вершатся так называемыми гребнями - crests, я для себя их называю просто набалдашниками. Смысл у них, кстати, такой же, как и у конька или петуха с гребешком, вершащего крышу русской избы. Гребни изображали существующих зверей или мифологических животных, символизирующих группы потомков поколений "медведей", "бобров", "волков", например.
Пока фигуры на тотеме не зарастали лианами и мхом, не разрушались, а читались явно, они являлись носителями информации о роде или событии. К сожалению, на многих очень старых тотемах прочитать какую-либо информацию невозможно и последние из людей, знавшие от предыдущих поколений - что на них было изображено, уже ушли с земли.



Каждый Тотем кроме эстетики имеет особое назначение, смысл, автора, специальное место для установки.
Например, начинаю рассматри вот этот, что справа от входа в музей. Вижу четыре яруса фигур, одни из них похожи на людей, другие на пингвинообразную птицу, что-то похожее на рыбу и всё.



Здесь я ещё флаг Аляски разглядела:



Здесь я стала догадываться, что вижу учителя или родителя:



Здесь хвост ныряющей или висящей рыбы под башмаками кого-то явно главного увидела:



А в общем ничего совершенно не поняла, но, к счастью, творцы и создатели не собирались оставлять своё искусство загадкой для чужаков и вывесили табличку около каждого тотема в городе, например, вот этот тотем был сотворён для "Чествования тех, кто дарит" и  воздвигнут в 1999 году. Фигуры его рассказывают о истории основания Центра.
Две фигуры наверху представляют братство и сестринство (именно так отдельно) коренных аляскинцев. Под ними орёл представляет вклад в проект подразделений федерального правительства (по экономике, от лесного хозяйства и какой-то институт. А именно - Смитсоновский институт — научно-исследовательский и образовательный институт в США и принадлежащий ему комплекс музеев. Учёный Джеймс Смитсон умер бездетным и завещал всё своё состояние на «основание учреждения в США, которое будет служить развитию и распространению знаний».
Под орлом - королевский лосось-сёмга, который представляет город Кетчикан, представивший участок и бдящий за содержанием Центра в надлежащем порядке.
Флаг Аляски рассказывает об организующей и ведущей роли этого штата в проекте возрождения культуры тотемов, о доверительном управлении от имени предков тех поселений, где представленные тотемы стояли и а многин стоят там и сегодня.
Про студентов с инструктором я поняла сама.
Вот так вот. Такой традиционный индейский тотем и такой современный рассказ он на себе несёт. Автор - коренной тлинкит, рождённый в Sockeye клане со стороны Вороны в Чилкут-Тлинкитском племени. Только имя у него неожиданно не совсем индейское -  Натан Джексон..
Хотя среди потомков коренных жителей и русских фамилий - с окончаниями на off - немало.



Или вот ещё один тотем рядом с музеем:



И его пересказ: "Ворон и женщина-туман" (Raven - это именно ворон, так как ворона на английском - Crow).
Тотем придуман и вырезан тем же Натаном в тлинкитском стиле в честь Тонгасских тлинктов. Возведён в 1979 году и посвящён самому Центру.

Легенда, положенная в основу этого тотема, рассказывает о том, как появился лосось.
Молодой мужчина из клана Воронов взял в жёны  представительницу клана Орлов. Он очень старался содержать дом в порядке, не советуясь с молодой женой. Каждый день пытался наловить в ручье лосося, но каждый раз приходил ни с чем, срывая своё недовольство на жене. Однажды он решил отправить на рыбалку двух своих рабов (на самом деле работников, живущих в одном с ними доме). Рабы решили спросить совета у Орлицы и она дала им совет куда идти и что делать, теперь каждый день к вечеру дома было по две полные корзины с лососем, который сушили и коптила. Молодой муж разобителся, заревновал и в порыве ссоры с женой-Орлицей, Ворон ударил её и она исчезла из их дома: когда он пытался поймать жену - она проскользнула сквозь его руки как туман, и все копчёные и сушёные рыбины лосося последовали за ней, оставив Ворона и его рабов без ничего, лишь с дурной головой. Кстати, Ворон и в Российском фолклёре отметился - мы ведь в подобных ситуациях прямо так и говорим - "проворонил".

На столбе наглядно видно саму дурнуют ту самую bullhead - голову тупицы, болвана, упрямца.



Вот, наверное, его потомок делает себяшку на фоне федерального орла.



Внутри  стоят тотемы работы мастеров давешних времён. Вот этот могильный в виде человека, держащего дубинку и рыбу.



Здесь виден гребень - набалдашник, похожий на крокодила, на самом деле это мемориальный тотем в честь Убийцы Китов, с символом семьи - медведем, а вовсе не крокодилом. Справа - геральдический тотем из племени хайда с лососем в клюве, там есть и лягушка, бобёр с бобрёнком, и люди.





Витрина с масками местных аборигенов:



Цельнодолблёная лодка-каноэ  на фоне традиционного орнамента тлинкитов.



Фотография традиционного дома коренных жителей. Когда я вникла в то, что вижу, то почувствовала себя посрамлёной, так как кроме иглу, фигвамов и юрт я не думала увидеть в качестве исторического местного жилья. А здесь - целое огромное организованное пространство с лаконичными и точными конструктивными решениями! Это же почти современный интерьер -  пространство, условно разделёное в соответствии с необходимыми огромной семье зонами.



Тлинкитские мужчины в традиционных регалиях в 1983 году



Тлинкитские женщины в традиционных одеждах (регалиях) 1983 год, совсем надавно!



А увидев эту фотогафию я просто подпрыгнула: одна из женщин без сомнений напомнила мне одну знакомую женщину  Екатеринбурге, я даже знаю каких корней, но не тлинкитских точно. Это тлинкиты имеют корни в наших людях. Я позже встретила ещё одну женщину - как реинкарнацию другой моей хорошей знакомой. Я показала их фотографии нашим общим знакомым и те угадали с первого взгляда мои же ассоциации. Я и мужчин, очень похожих на наших, в америках видела: индейцев в возрасте лет 50-ти, уже седеющих, одетых в цивильное, такая схожесть, что до умопомрачения.



Всего там представлены три коренных народа или народности: тлинкиты, хайда и цимшиане. Тлинкиты жили здесь с незапямятных времён, а хайда и цимшиане переселились сюда в середине 1700-х из Канадской Британской Колумбии, откуда их выжили англичане и французы.



Здесь на карте указаны места их коренного пребывания, напоминаю, что мы в музее-Центре в Кетчикане



Плохого качества фотография, но для себя оставлю. Здесь - об архитектуре аборигенов давних времён.



О типах Тотемных Столбов:
- Shame or ridicule poles - позорные или надсмехающиеся тотемы, воздвигнутые, чтобы публично дискредитировать конкретную персону, не сдержавшую своего слова,  безобразно себя ведущего, уронившего достоинство или оставившего долг неоплаченным. Позже, если персоной  всё было исправлено, то этот тотем также публично срубался и уничтожался полностью. Вот это я понимаю - очень действенное лекарство от позора.
- Mortuary poles - могильные, имеющие специальное углубление в тыльной стороне, куда убирали коробочку с пеплом кремированной по собственному заказу персоны.
- Memorial poles - в честь и на память о умерших важных членах клана
- House posrs or pillars - отдельно стоящие круглые столбы или видимые на фасаде дома части столбов, несущих главные балки. На них вырезались семейные эмблемы и рассказы об истории семьи.
- Heraldic or crest poles - геральдические (и с гребнями-набалдашниками в том числе) - главные, устанавливаемые как порталы для обязательного между ними прохода на участок (у хайда).



Вокруг здания тотемного Центра кусочек "мокрого леса" из гигантских деревьев, примеров из чего вырезают тотемы.



Приличных размеров скамейка была  почти не заметна рядом с огромной елью и во мхах.



Табличка рассказывает, что это весьма распространённое на побережье от севера Калифорнии и до сюда вечнозелёное дерево с колючими иголками, лёгкой и сильной древесиной, использемой как пиломатериал, с корнями, используемыми в плетении корзин и шляп, имеет название "ситкинская ель".



Это уже жилые дома на прилегающей к Центру территории:



Выходим между жилыми домами через дворы на улицу. Испытываю очередное дежавю, даже столб и фонарь на нём как из нашей жизни.



Но дальше уже видна разница - яркое оформление придомового участка, почтового ящика, отсутствие некрасивой ограды.





И опять начинаются лестницы-лестницы.. Понимаю теперь, какую ценность отдали кетчиканцы Центру - ровный участок земли.
Слева виднеется какая-то каменоломня, похоже, готовят место для нового строительства.



Фундамента нет под половиной дома - он держится на стойках, упёршихся в обтёсаную скалу. Не представляю, если вдруг землетрясение, то как этот дом устоит? Может, висит консольно?



Интересный перекрёсток Оленьей горы с Третьей улицей:



Даже там, где участон со спокойным рельефом, дом построен на стойках, а площадки под ним на уровне земли используются для хозяйственных нужд. А, может, просто на чтобы не на горе не затонило?)) Вообщето по территории этого домовладения проходит русло ручейка, который иногда становится горной речкой. И лодка под боком.



Хозяин этого частного дома в непосредственной близости от Тотемного Центра, зачем-то привлекает к себе внимание установкой с указателями расстояний до некоторых географических точек. Видимо, чтобы не приставали и не стучались заблудившиеся туристы. Одним из первых повешен указатель до стоянки кораблей - "ships". Для кого вывешен старый почтовый ящик на такую высоту?



Зеркало, помогающее быть в курсе событий на улице во время прохода вдоль высокой глухой скалы, на которой висит дом, из-за которой неожиданно могут выйти пешеходы или выехать велосипедисты, машины.



Обращают на себя внимание скромность и запущенность отделки, говорящая о небогатости хозяев. Я  бы даже сказала - я понимаю, как именно им, именно в таком климате в отдалении от зазнайских цивилизаций, трудно наряжать своё имущество для заради понтов, а живут люди так, как живётся - оптимально, без прибамбасов.





Очень мне этот дом напоминает о стилях грузинских или одесских дворов, только не в плотной застройке, а в лесу:



А вот уже и воду за крышей  правом углу уже опять видно, наша петля почти замкнулась, но, как выяснилось, не совсем.



На повороте мы встретили настоящий современный тотем в районе то ли местного филиала университета, то ли почты.
Я его прочитала так:Знания в виде окрылённого, то есть, свободного, благодаря своим знаниям, профессора, передаются студентам - ещё совсем голеньким младенцам с точки зрения количества приобретённого богатства знаний. Под ними - дама, представляющая школу, как базу для жизни, дальнейших познаний, дама какая-то непростая, а вроде мудрой вороны или пеликана, или цапли, которая пожирает хлоднокровную болотную лягушку, символизирующую глупость по причине своей безгрмотности или необразованности.



Вот ещё пример крошащейся отделки, явно навязанными рекламой с материка материалами, не подходящими к местному климату, в котором главными характеристиками являются высокая влажность, бесконечные дожди. Иногда городки на этом побережье называют столицами дождей. А леса вокруг имеют назмание "мокрые".
У этого дома, стоящего в начале (или в конце) одной из главных улиц, хоть лестницу выполнили из ж/бетона.



Это домохозяйство производит впечатление ухоженного. Вот и хозяим самолично подметает прилегающую территорию, флаги только федеральные. И установлен персональный Тотем, как в давние времена.
Спрашивать-читать было некогда, по-этому опять о том, что рассказывает этот Тотем, буду догадываться сама: жил-был мужик, который построил этот дом, он родил наследника, а с помощью поддержки местных жителей от клана Ворона и федералов он теперь имеет как минимум троих внуков.



А дальше, за поворотом, открылась другая, жизнь, уже настроенная на волну общения с туристами и разными прочими приезжими.

Profile

mashatan
mashatan

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala